История о том, как Владик остался без родителей

Языки

Вы здесь

Никита и Аня познакомились в 2011 году, как все – в компании общих друзей. На Новый 2012 год встречали вместе всей семьей – родители Ани, Никиты и влюбленные молодые люди. Родители были против скоротечной свадьбы в столь раннем возрасте, но Никита и Аня пошли другим путем. В 2012 году у них родился Владик. Родился на 30й неделе, шестимесячным недоношенным ребенком с букетом разнообразных заболеваний вследствие родовой травмы. Обширное кровоизлияние в мозг и, как следствие, гидроцефалия, ДЦП - спастический тетрапарез, эпилепсия.

На второй день Аня ушла из роддома домой, а малыш остался в реанимации. Месяц молодые родители по очереди навещали малыша, смотря на него через окно медицинского кювеза. Затем ребенка перевели в ИБОНИН, где после операции его мама Аня устроила истерику, сообщив, что «лежать в больница она не может и не будет». Не помогли ни разговоры родителей, ни участие психолога. В послеоперационный период выхаживала малыша его бабушка Светлана. Молодые родители навещали Влада, но через полгода больницы стали постоянным местом жительства малыша. Молодая мама не была оставлена близкими – помогали и прабабушка, которая практически жила в больнице, ездила на реабилитации и выхаживала бабушка. Тогда мама еще присутствовала в жизни своего ребенка.

В 2014 году Никита совершил тяжкое преступление, по которому был осужден сроком на четыре года. Торговля наркотиками не может быть ничем оправдана, даже тем, что тяжелая болезнь сына требовала больших материальных затрат – вся медицина до перехода в РФ на Украине была платной. Преступление не бывает без наказания, и оно настигло Никиту, который отбыл в местах лишения свободы полный срок.

А что Анна? Она осталась жила вместе со свекровью Светланой, которая в полной мере оказывала помощь молодой маме с больным Владом, с самого рождения сопровождала его в больницах, на операциях, реабилитациях. Взрослая женщина входила в положение и понимала: «девочка молодая, родила в 18 лет, родительского опыта нет никакого, а тут еще такой тяжелый ребенок». Прошло 9 месяцев. Анна завела разговор о том, что не видит свою дальнейшую жизнь с отцом ребенка, что он молодая, и ей нужно устраивать свою жизнь. Жить со свекровью и маленьким сыном она не хотела, но и ребенка ей забирать было некуда, потому как единственное, что она имела на тот момент – комната в общежитии. Она пообещала устроиться в ближайшее время на работу, снять жилье и забрать Владика, а пока она будет приходить к нему, чтобы гулять, общаться и поддерживать его материально. Собрала вещи и ушла, оставив Владика бабушке.

Еще месяц в Анне жили материнские чувства, и она время от времени наведывалась к сыну. Но спустя небольшое время телефон бабушки Влада был внесен в черный список, и сын больше не видел своей мамы. Конечно, родственники Влада пытались найти и вразумить Анну через ее маму, но вторая бабушка все разговоры апеллировала нецензурной бранью, поясняя, что «не надо было оперировать ребенка, потому как такие дети не должны жить». И посылала всех в суд.

Фактически маленький трехлетний мальчик–инвалид остался ничейным. Анна не появлялась на пороге дома, где он жил с бабушкой Светой. Отец – в местах лишения свободы. В таких обстоятельствах – прямой путь в детский дом, но бабушка Света решила мальчика не бросать и оформить опекунство над Владиком.

Сделать это было непросто, но судья, которая выносила судебное решение в отношении Никиты, поступила очень мудро. Она видела, что во всей доказательной базе по уголовному делу фигурировала и Анна. Ее она пожалела, ведь оставлять ребенка-инвалида из-за противоправных ошибок молодости было бы негуманно, но в решении суда было отмечено, что Влад передается на попечение бабушки Светы.

Но данное решение «о попечении» не приводило к возникновению юридических прав на ребенка. Лишить отсутствующую в жизни ребенка мать родительских прав удалось только через два с половиной года – именно столько орган опеки пытали воззвать Анну к ее родительским чувствам и сделать так, что уж коль она не хочет воспитывать, любить и лечить Владика, то пусть она оформит все документы, и законным опекуном ребенка-инвалида станет бабушка Света. Два с половиной года бабушка Света не могла запросить медицинские документы, оформить заявление на реабилитацию, получить опекунские выплаты, потому что юридически для своего внука она была «никто». Два с половиной года Ленинская опека, общественные организации и добрые люди поддерживали бабушку Свету, как могли и чем могли, ведь отказавшаяся от воспитания мама Анна не платила ни копейки алиментов, назначенных ей судом на содержание сына.

Квартира в общежитии, две работы, на которых она трудится с утра до вечера и с вечера до утра, и обещания навещать ребенка – все это спустя время оказалось грязной ложью. Чистой правдой оказалось то, что маленький Влад, спасший фактом своей жизни свою мать от уголовной ответственности, не видел ее уже 6 лет. Чистой правдой стало то, что у Анны всегда находились деньги на оплату дорогостоящих адвокатов, которые вместо нее присутствовали на всех судебных заседаниях. Чистой правдой является то, что долг по алиментам инста-красотки, которую так и хочется назвать инста-кукушкой, составляет 407 000 рублей. И самая чистая и сермяжная правда состоит в том, что органы ФССП г.Севастополя не предпринимают ровным счетом никаких действий, чтобы привлечь алиментщицу к ответственности, хотя она не скрывает свое местожительство и уровень своего благосостояния, который демонстрируют ее лицо и другие части тела в социальных сетях. Денег нет у Анны только для собственного сына, которого она оставила жить у бабушки шесть лет назад, ведь жить он не должен, а, следовательно, и алименты платить ему незачем.