В севастопольской школе ребенок-инвалид получил тяжелую травму позвоночника

Языки

Вы здесь

Обстоятельства трагедии, которая случилась с учащимся общеобразовательной школы-интерната №1 в Севастополя, до сих пор неизвестны. У мальчика диагностировали «острый компрессионный перелом 4,5,6,7 позвонков I степени», что квалифицируется Уголовным кодексом РФ как тяжкий вред здоровью. Теперь подробнее о происшедшем.

Станиславу 14 лет. Он инвалид с детства по шифру F72.1 (умеренная умственная отсталость). Учится Станислав в коррекционном 6-Б классе ГБС(К) ОУ г. Севастополя «Общеобразовательная школа – интернат №1». Утром первого апреля мама Станислава привела его в школу, на уроки, чтобы забрать после обеда. И, не подозревая трагедии, пришла к двум часам, чтобы забрать сына домой.
В школу-интернат родителей не пускают, но в этот трагический день для мамы Станислава было сделано исключение: сотрудник школы подошел к ней на входе и попросил подняться в учебный класс, сообщив, что «её ребенку стало плохо».

Зайдя в класс, мама позвала сына, который не отреагировал ни на ее появление, ни на ее голос. Подняв его голову, она увидела бледное, как мел, лицо ребенка и при каждом движении головы он зажмуривался, испытывая боль. На лбу у мальчика была огромная шишка и необработанная царапина. «Сынок, что случилось? Где болит?». Станислав, со стоном, показал на спину.

Мама безуспешно пыталась выяснить у педагогов, что же все-таки случилось с ее ребенком, но в ответ слышала: «Мы не знаем, мы не знаем, мы не знаем». Вызвав скорую для своего ребенка, уже от врачей мама услышала неутешительный диагноз: «острый компрессионный перелом четырех позвонков».

О том, что в школе-интернате для детей-инвалидов присутствует огромное число вопиющих нарушений, СРОО «Севастопольские мамы» писали не так давно. Факты отсутствия медицинского работника в школе, где учатся более 100 детей с ограниченными возможностями здоровья, подтвердила прокурорская проверка, которая была проведена по нашему заявлению. Прокуратура также установила, что в школе не соблюдается предельная наполняемость отдельных классов для детей с ОВЗ, не хватает профильных специалистов – психолога, логопеда, дефектолога, и ни о какой индивидуальной работе с учениками и речи быть не может. А главное, и основное - нет тьюторов, а их функции, как пытался нас убедить Департамент образования, выполняют учителя.

Все тот же Департамент образования в комментариях под сообщением мамы пострадавшего ребенка, также заверил, что мальчику «была своевременно оказана помощь», но «с ним ничего не произошло». Тогда в чем же помогли пострадавшему ребенку? Может обработал рану на лбу отсутствующий медицинский работник? Или по невидимому телефону кто-то вызвал маму с работы и скорую помощь? А может можно посмотреть то, что «ничего с парнем не случилось» по видео-камерам, которых нет в фойе на втором этаже? Может, кто-то за неделю с даты трагедии смог провести служебное расследование обстоятельств случившегося и выдать маме пострадавшего акт о несчастном случае?

Теперь директору ГБС(К) ОУ г. Севастополя «Общеобразовательная школа – интернат №1» Кондаковой Е.И. предстоит не только работать над прокурорским представлением и устранять многочисленные грубые нарушения в работе учебного заведения для детей-инвалидов, но и готовиться к судебным заседаниям. СРОО «Севастопольские мамы» подали в прокуратуру заявление о проведении расследования и направлении материалов в следственные органы для возбуждения уголовного дела по статье по ст. 293 п.2. УК РФ «Халатность, повлекшая причинение тяжкого вреда здоровью».

П.С. По официальной выписке у мальчика Стаса перелом не четырёх, а семи (!!!) позвонков.